Захар Прилепин: “Идея против эго”

Захар Прилепин: "Идея против эго"

Левые идеи – это не банально понятый Оруэлл и Замятин, как может показаться тем, кто больше ничего по теме и не читал. Это был передовейший из передовых, максимально прогрессивный проект, понять смысл которого Европе придётся, пройдя через самую страшную войну в истории человечества.
9 мая победили не просто русские, советские. 9 мая социалистическая модель показала своё превосходство над европейским капитализмом. Так что рухнула Советская Империя, да не рухнула. Идеи эти живы и более того – они работают, они отлично и более чем убедительно работают…
Тут один наш публицист либерально-националистического толка, Олег Кашин его зовут, выдал очередной афоризм: «Есть ли в стране нормальные левацкие организации? – спрашивают нас. Нет, нормальных левых не бывает. Это оксюморон, как говорится. Если человек левых взглядов, если идея задавила в нём личность, он уже не вполне человек, давайте говорить прямо».

Вы вот спросите, а как либералы могут быть националистами? Да вот так… В Киеве в 2014 году случился либерально-националистический майдан, переворот. Буржуазно-неонацистский, если угодно. Подкладкой этого майдана была злобная антисоветская, антисоциалистическая риторика, которая традиционно превращается в неприкрытую русофобию.
Готовят ли в России подобное? – Ну, само собой, именно подобное и готовят. Для этого надо воспитать побольше бритоголовых неонацистов без мозгов и усилить их кудрявыми ребятами с мозгами. Вот Олег Кашин, он хоть и не кудрявый, но он с мозгами. Он знает, что говорит, и знает, на какую перспективу работает. Опровергать его я, пожалуй, не буду.
В России в той или иной мере симпатии к левой идее разделяют 41% россиян, центристские 28% – то, кстати, и есть реальный рейтинг Единой России без админресурсов и психбольниц. 83% граждан отрицательно относятся к сносу памятников Ленину (это данные Фонда общественного мнения), больше половины граждан – 56% – считают, что Ленин положительно повлиял на российскую историю. В качестве его заслуг называют ликвидацию безграмотности, бесплатное образование, ну и так далее… А Сталин ещё популярнее, чем. Ленин. Это вот цифры. Это – наш народ. Поэтому давайте иметь дело с реальностью, с народом. Те, кто говорят, что русские люди, отстаивающие левые идеи, не совсем люди, – прямая родня майданным неонацистам. Вот и всё.
А теперь мы посмотрим, что такое была левая идея в недалёком прошлом.
По замыслу отцов Манифеста коммунистической партии Маркса и Энгельса мировая революция зависела напрямую от экономического развития отдельных стран и должна была начаться одновременно в передовых индустриальных державах, и обойти затем весь мир. Но Владимир Ильич Ленин думал иначе, он выдвинул идею о том, что социализм может победить в отдельно взятой капиталистической стране, которая затем поможет трудящимся других стран победить их собственных эксплуататоров.
Большевистский переворот или, если точнее, Великая Социалистическая революция в России стала слегка неожиданным, но воодушевляющим примером для европейских революционеров, а затем и для всех остальных. Самой первой была Эльзасская советская республика, красный флаг над ней поднялся в ноябре 1918 года, благодаря революционным матросам. На следующий же день после крушения Германской монархии они подняли на ратуше Страсбурга красно-белое знамя с крестом, объявили о независимости, о власти народа и упразднении классов. В ноябре того же года совет рабочих и крестьян взял власть в Бремене. В январе 1919 года объявил Бременскую советскую республику.
Первые социалисты проиграли в Европе: увы, оказались не такие хваткие, темпераментные и упрямые как русские. К примеру, Бременская республика пала от того, что банкиры отказались выдавать новому правительству кредиты. Красные немцы развели руками: ну, отказались – значит, ладно, расходимся. Денег-то нет…
Почему мы здесь упоминаем примеры как бы неудач? На самом деле – грандиозных задатков последующего успеха. Упоминаем, чтобы вы не думали, что советская идея – это местечковый прикол для наших местных голодранцев. Это был передовейший из передовых прогрессивный проект, понять смысл которого Европе придётся, пройдя через самую страшную войну в истории человечества. Жаль, что не раньше они это поняли. Мы подсказывали им как могли.
Силы идеи у Советской власти хватило не только на собственные республики, или какую-то там Восточную Европу в подбрюшье, а и на чопорную пафосную Британию, с островов которой рабочим мы тоже активно помогали в июне 1921 года, напомню этот факт. Советское правительство взяло на себя передачу двухсот тысяч рублей золотом для бастующих английских шахтёров. Тревогу забил Георгий Чичерин, второй народный комиссар по иностранным делам РСФСР: «Мы рискуем немедленным разрывом с Англией, если будем официально через правительства, через полномочные представительства посылать деньги шахтёрам, борющимся против английского правительства. Если наши профсоюзы помогают английским профсоюзам, они должны идти своими особыми путями, не вовлекать сюда нашу государственную власть. Вовлечение последней в это дело есть враждебный акт против английского правительства, и он вызвал бы, несомненно, в Англии бурю негодования, после которой не уцелел бы наш договор».
Страх дипломатов вполне понятен. В марте 1921 года между РСФСР и Великобританией было заключено Соглашение, которое фактически означало признание Англией большевистской России. Прочитав письмо Чичерина, Ленин приказал вызвать организатора передачи денег и «намылить ему голову» – жестокая цитата. Другими словами, действовать надо было изящнее. Мы так и действовали.
Зародившиеся в конце 20-х годов в западных странах фашистское движение поэтому и называлось реакционным, что стало реакцией на так называемую коммунистическую угрозу. Открытой агрессивной реакцией стал фашизм на события в Советском Союзе. Настолько, что в 1935 году борьбу с фашизмом Коминтерн выводит на передний план международных коммунистических отношений, подвинув даже построение социализма на планете.
Исходя из этого, Советский Союз помогал носителям красной идеологии в Испании: когда левые республиканцы не смогли удержать власть, низвергнув страну в пучину гражданской войны, им на помощь пришло более тысячи восьмисот советских военных специалистов. СССР выдал Испанской Республике огромный кредит и снабдил её сотнями единиц военной техники, тоннами продовольствия. 85 миллионов долларов США – таков был объём кредита СССР для испанских социалистов. Как всегда щедро, и – в нашем стиле…
Храбро и самоотверженно советские лётчики, танкисты, артиллеристы сражались на той войне в составе интернациональных бригад, в самых боеспособных подразделениях, сформированных из добровольцев со всей Европы. Будущий испанский диктатор Франсиско Франко одержал тогда победу, в том числе и потому, что интербригады ослабли. Левые добровольцы, в числе которых был и писатель Джордж Оруэлл, разочаровались в борьбе с фашизмом. Последствия этих разочарований были самые серьёзные, я бы сказал даже – катастрофически фатальные…
В апреле 1939 года испанские националисты, пользуясь поддержкой Италии и Третьего Рейха, победили и установили в стране диктатуру. Коммунизм не возвращался в Испанию до самой смерти Франко. А СССР уже готовился дать главную битву в своей истории.
Что было дальше, мы вспоминаем каждый год – 22 июня и 9 мая.
Напоминаю, 9 мая победили не просто русские, советские, но 9 мая 1945 года русская социалистическая модель показала своё превосходство над европейским капитализмом. Можете сколько угодно с этим спорить, но в 50-е и 60-е годы это знали как дважды два во всём мире. Потом только заболтали эти элементарные вещи до полного бесстыдного абсурда.
Война за мир
После Второй мировой войны мир раскололся пополам и против капиталистического Запада оказались все, кого Красная армия освободила по пути в Берлин. Новый военный блок получил название Организация стран Варшавского Договора. В 1955 году в него вошли ГДР, Чехословакия, Польша, Румыния, Болгария, Венгрия и Албания. Суммарно объединённые военные силы ОВД составляли более семи с половиной миллионов человек. Блок представлял собой альтернативный центр сил мирового масштаба. Сейчас бы он назывался анти-НАТО. И кстати, не помешал бы реальному паритету и дополнительному здравому смыслу в геополитике.
Во всех странах соцлагеря национализировали предприятия, установили власть коммунистических партий и начали коллективизацию. При этом национальное самосознание небольших европейских народов в соответствии с доктриной Ленина скорее поощрялось, чем подавлялось. А кое-где, например, в Чехословакии, даже сохранилась многопартийная система. Это к вопросу про «тупых совков, которые всех под одну гребёнку стригли и имена на лбу проставляли, чтобы хоть как-то отличать Венгрию от Румынии».
Страны-союзники были вовлечены во внешнюю политику Советского Союза. Военные специалисты из ГДР участвовали в военных кампаниях в Африке, весь блок был обязан иметь общее единое мнение по вопросам международных конфликтов. В Латинской Америке тоже социалистические идеи были крайне популярны.
Здесь важно понять одну простую вещь: России бесконечно ставят на вид, что страны Варшавского Договора оказались не слишком рады социалистическим преобразованиям. И в итоге со временем мы получили проблему: то в Венгрию надо было войска вводить, то в Прагу, то в Польше неспокойно. Но… люди добрые, никто никому подчиняться не хочет – добровольно. США видели зоной своего влияния Латинскую Америку, например. И у них там дела были, пожалуй, похуже, чем у нас в странах Варшавского Договора. Они вводили, вводили и вводили туда свои войска. Разведка американская душила, давила и истребляла там просоветских социалистических и коммунистических лидеров в зародыше. Навязывала всем свою пропаганду и совершенно этого не стеснялась тогда и не стесняется до сих пор.
И попутно для наших местных диссидентствующих идеалистов-губошлёпов рассказывала, какая же Советская Россия ужасная, как она обижает венгров и чехов, а также поляков и югославов.
Советская власть должна была сказать своим же собственным советским гражданам: это большая политика, дети, здесь все жрут всех; если мы уйдём из Венгрии и Польши – эти людоеды придут туда, и следом придут в Прибалтику, в Киев, а потом в Подмосковье… Это геополитика, дети. Здесь слабых – убивают…
Но мы не смогли объясниться. Американцы оказались более циничны, более безнравственны и при этом более убедительны. Поэтому на том этапе победили: устроили тридцать переворотов, перестреляли и пересадили 300 коммунистических лидеров, обманули и запугали десятки миллионов людей, причём не только в Латинской Америке, но и в странах с сильнейшими левыми симпатиями: в Греции, например, где установили уже после Второй мировой войны репрессивный зверский режим. Ну и в Испании, в Италии, во Франции, где левые симпатии были огромны после Второй мировой войны, однако их там умело купировали. Вернее, иногда умело купировали, а иногда – молотком по голове… К началу 80-х в мире было около двадцати пяти социалистических стран, весомая часть планеты была красной, и контролировалась так или иначе нами. Никогда за свою историю Россия не была столь влиятельной на всей планете.
Ну, так та система, скажут мне, рухнула. Да, это известные доводы. Знаете, Римская империя рухнула, империя Чингисхана и Александра Македонского рухнули, а Христа – и вовсе распяли… Нашли, тоже мне, доводы. Что, у нас Гагарин рухнул? скульптура «Рабочий и колхозница» рухнула? песня «Вставай, страна огромная…» рухнула? и 164 миллиона бесплатных квартир, которые получили советские граждане, тоже обрушились? Нет! Всё это – нерушимо!
Так что, Советская империя – не рухнула. Идеи эти живы и более того, они работают, они отлично работают. Более чем убедительно. История явно не завершилась. К тому же ряд крупнейших мировых стран остаются социалистическими, ещё десяток-другой строят левые экономики и количество их увеличивается.
Передовая левая модель
Некоторые скажут, что самые успешные страны – далеко не социалистические. Ой, не смешите… Швеция – одна из самых успешных европейских стран, регулярно лидирующая в списке стран с самым высоким уровнем жизни. Как живёт Швеция? – Да по системе социал-демократии, вот как она живёт. Передовая скандинавская модель, корни которой произрастают с середины семидесятых, когда страна была крайне социалистической. Швеция представляет собой государство благосостояния, т.е. страну для людей, считай – СССР в идеале. Да, там капиталистическая модель экономики, но с очень большим государственным сектором и сильнейшим, развитым социальным сектором. Школы, дети, пожилые люди, льготы для семей за счёт налогов и так далее, и так далее…
Именно в Швеции и Дании мужчины и женщины работают и зарабатывают в равной степени, и ни в каких не в Штатах это придумали, а ещё в социалистической Скандинавии. Где капитализм сгнил уже к началу семидесятых: ушли безработица, произошло ослабление валюты и прочее. Поэтому стране тогда потребовалась срочная перезагрузка. Так появилось государство всеобщего, подчёркиваю – всеобщего, практически рублёвского благополучия и благосостояния. Бесплатное среднее и высшее образование – это тоже Швеция, а ещё – лучшая пенсионная система в мире.
Так что, вот за этим, дорогие товарищи, будущее. А не за вульгарным капитализмом, при котором человек поедает человека.
Что касается прихода во власть леваков в Европе, то есть только одна ключевая загвоздка – конечно же, деньги. Без Владимир Ильича, который поджёг пламенной искрой революций всю старушку Европу, никто не хочет терять насиженное десятилетиями. Парламентские леваки во многих странах оказались слишком связанными политическим истеблишментом, чтобы получить абсолютную власть. Или хоть какую-то власть. Да и всегда в каждой стране остаются радикальные левые активисты, не скомпрометированные политической коррупцией и соглашательством. И вот если эти два вектора сойдутся в одной точке – у нас есть шанс увидеть, ой, какой ренессанс левого проекта, в котором соединятся и социальные протест, и зов, и идеологический импульс «лишних людей». Не исключено, что это и есть последний шанс Европы сохранить и ценности, и культуру, и вообще национальное достояние в пику агрессивному вторжению с «паромов и с лодок».
И наконец, самый бронебойный аргумент для всех, кто потешается над левой идеей. В 2019 году Китайской Народной Республике исполнилось 70 лет. В 2021 году, уже в пику всех ужасов коронавируса, ВВП страны составил 3,8 триллиона долларов! Вторая экономика в мире. Это обновление рекорда 1993 года, т.е. рост, как мы понимаем, продолжается. Под знамёнами коммунизма китайцы смогли построить чуть ли не самое мощное государство мира. Как же так, это всё выдумки антикапиталистов, что ли?
Да нет, дисциплина и децентрализация – вот и весь секрет. Смертная казнь за коррупцию – это так, вишенка на торте, чуть ли не в трудовом договоре прописанная. Китайцы децентрализовали экономическую политику жизни до такой степени, пока это не привело их к успеху. А помогала им это делать авторитарная власть. При помощи жёсткого контроля сверху и трудолюбия граждан Китай стал сборочным цехом всего мира. Производя продукцию на основе дешёвой рабочей силы, он получил возможность продавать её по всему свету, в том числе и прежде всего, в богатых западных странах. Даже при падении мировой экономики, даже при ведении открытой торговой войны с США китайцы остаются второй экономикой в мире. Левой экономикой.
Стержень политики – научное развитие. Тоталитарная модель политического управления периода правления Мао Цзэдуна давно трансформирована в модель высококонкурентного просвещённого авторитаризма. Китайское население обладает невиданными возможностями развития по сравнению с прошлым. Китайские компании спокойно идут и в Европу, и в Африку, и даже в США. Даже при определённых, конечно же, драконовских вашингтонских условиях. Только с Россией за последние годы китайские товарищи намерены довести двусторонний внешнеторговый оборот до двухсот миллиардов долларов в год.
И вот ещё одно левое чудо. Социализм по-сингапурски: жёсткий авторитарный контроль без намёка на либеральную демократию. Да, власть там контролирует персональные данные, личный транспорт, даже запахи в автобусах, но именно они, отвергнув западную модель капитализма, сделали из крошечного острова, по площади меньше Киева, без природных ресурсов, чуть ли не самое технологичное государство планеты: процветающую, эффективную, невероятно быстро растущую и свободную от коррупции и бюрократии страну. Которая не стала китайской колонией после обретения независимости, как все предполагали. Да, мы знаем этот феномен как «сингапурское чудо», «азиатскую Швейцарию». Этот новый тип государства строили прагматики, взявшие от социализма лучшее: подчинение гражданина интересу родины. Добросовестное исполнение этой святой обязанности – есть одна из гарантий успешного экономического роста. И свободная конкуренция тут совершенно ни при чём.
Ну, и сравните теперь молодую капиталистическую экономику Украины с Сингапуром. Вы её даже с Белоруссией, сохранившей многие социалистические константы, сравнить её уже не можете. Да и бывшим странам Варшавского блока тоже, знаете, похвастаться особо нечем: не за ними будущее, увы. И не за Прибалтикой тем более. Стагнирующие страны с вымирающим населением и утерянным суверенитетом. Утерянным политическим суверенитетом. И кстати, с минимальными достижениями в культуре. Давно ли вы читали современных прибалтийских поэтов и слушали современную польскую музыку? Венгерское кино давно смотрели? Вот то-то же. А сорок лет назад иначе дела обстояли.
Идея против эго
А что, в современной России нет, что ли, левых организаций, как уверяет Олег Кашин? Есть, конечно. В России происходит настоящий ренессанс интересов к левому проекту. Не будем даже вспоминать про футболки со Сталиным и Че Геварой, которые так активно носят русские люди. Заглянем на ютуб – современное мерило успеха и популярности. За пару лет ортодоксальный коммунист Константин Сёмин собрал полмиллиона подписчиков в ютубе: «Есть надежда, что первые крошечные шаги в осознании людьми их классовой принадлежности понемногу делаются. И главный помощник – сама власть!». А у явно ностальгирующего по СССР Дмитрия Пучкова (Гоблин) – 2 миллиона 200 тысяч подписчиков: «Находящаяся в кольце агрессивных врагов страна не могла позволить себе такую роскошь, как плюрализм мнений, многопартийная система, или всенародные выборы сменяемой власти. Всё это привело бы к разрушению и уничтожению страны под названием Россия, на тот момент СССР. Добренького, терпимого и умеющего прощать лидера она себе позволить не могла».
Впрочем, реальный запрос на необольшевизм измеряется не столько миллионами просмотров в ютубе, сколько массами, требующими уравнительного перераспределения. А таких людей десятки миллионов. И не стоит либеральным оппозиционерам записывать таких людей огульно в свои соратники. Этих людей если и ведёт на улицу что-то, то это – другое, не агитация в ютубе и не фильмы-расследования, не обольщайтесь. Этих людей выводит на улицы зачастую левый реванш – желание левого реванша.
Ну, а что там с нормальными левыми, в ком идея, по Кашину, победила личность? Разумеется, вся Россия на этих левых и стоит. Оглянитесь по сторонам! На врачах, что беззаветно отдают и отдавали жизнь в борьбе со всеми этими вирусами, проводя смены в «красных зонах» чуть ли не в бессознательном состоянии. На спасателях, вытаскивающих людей огня и воды; на учителях, ежедневно, с раннего утра, без опозданий, и до позднего вечера работающих с детьми, разматывая иногда нервную систему в хлам только ради того, чтобы обучить наших оболтусов чему-то кроме тик-тока и, прости господи, симпл-димпла. На миллионах бюджетников за копейки обеспечивающих работу такого неповоротливого механизма, как наше с вами государство. Все эти люди, в конечном счёте, работают не столько за деньги, сколько ставят свою личность (в отличие от колумнистов, дизайнеров, модных актёров, коучей и мотиваторов, пафосных оппозиционеров и прочих креаков) на самое последнее место, потому что привыкли жить не для себя. Приучены отдавать и работать, а не лелеять себя любимого. Это не совок, а великое умение бескорыстно жертвовать, потому что так надо, так устроена их природа.
И если этого не будет происходить, Россия навсегда станет другой – как некоторые давно мечтают. Это великое умение – бескорыстно жертвовать, – и никакое «умное голосование» тут ни при чём.
Так как теперь называть таких вот деятельных левых? Что не в блогах сидят, а в семь утра ждут автобуса, чтобы на смену вовремя выйти? – Не совсем людьми и называть, да? Как Кашин.
Те, про кого мы обычно вспоминаем 9 мая или 22 июня, тоже были нормальными и тоже, кстати, левыми по убеждениям, потому что ложились штабелями, чтобы не дать миру превратиться в труху. Вот они-то и есть соль соли земли. А не те, что бесконечно «растут», «развиваются», «совершенствуются», передвигаясь вальяжно от одной кофейни в другую, неся свою личность на древке, как хоругвь.
Или соль земли ваши любители свободного рынка и конкуренции как двигателя прогресса, что присвоили капиталы и выстроили дворцы на Кипре за счёт залоговых аукционов, ваучерных приватизаций и госзаказов с выигранным странным образом тендером?!
Левые идеи – это не банально понятый Оруэлл и Замятин, как может показаться тем, кто больше ничего по теме и не читал. Это, кстати, и Пазолини, и Лимонов, и Войнич, и Золя, и многие другие, не говоря уже про Есенина, Горького, Маяковского, Платонова, Бабеля, Хлебникова и, да, кстати, уже упомянутого Замятина. Потому что Евгений Иванович был убеждённым социалистом, а некоторое время даже большевиком, как и многие иконы либеральной публики: Пастернак, например, воспевший героев революции и вождей большевиков. Да, кстати, и Оруэлл – левый доброволец.
А ещё левые идеи – это конечно и Евангелие, где написано: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя». И уж выше левой идеи в этом смысле не может быть ничего.
Экономика и Мы

Источник