Людмила Турищева и Валерий Борзов

Людмила Турищева и Валерий Борзов

аудиоверсия программы
«Никогда не забуду вторую в моей жизни Олимпиаду – она проходила в 72-м году в Мюнхене, – где я стала абсолютной чемпионкой. Нам, каждому члену советской команды, твердили: “Это логово фашистского зверя, которого мы победили, и если ты здесь проиграешь – ты преступник”. Атмосфера нагнеталась так, что выступать было невероятно тяжело – прежде всего морально. “Ты не имеешь права уступить, ты обязан”… Это вызывало – сужу по себе – дополнительное напряжение, особое волнение, чрезмерный контроль над своими движениями», – рассказывала как-то Людмила Турищева в интервью киевском изданию «Бульвар»…
Турищева родилась в Грозном. Заслуженныи? мастер спорта СССР (1970). Награждена знаками «Почетныи? динамовец» Центрального Совета «Динамо» России и Украины, она была все годы в спорте представителем общества «Динамо». Абсолютная чемпионка Олимпии?ских игр (1972), чемпионка Олимпии?ских игр в командном первенстве (1968, 1972, 1976), абсолютная чемпионка мира (1970, 1974), чемпионка мира в командном первенстве (1970, 1974), в упражнениях на бревне (1974) и в вольных упражнениях (1970, 1974), обладательница Кубка мира в многоборье (1975) и всех его видах (1975), абсолютная чемпионка Европы (1971, 1973). За 13 лет в спортивной гимнастике Людмилу Турищеву награждали 137 раз.

«Это произошло на Кубке мира в 1975 году в Лондоне. Был предпоследний год в моей спортивной карьере. Планировалось, что я выступлю на Олимпийских играх в 76-м и уйду из большого спорта.
Что такое брусья? Две жердочки и станины, растянутые на четыре троса с каждой стороны. И если один, как в моём случае, соскакивает – вся конструкция рушится. Трос отскочил, и конструкция подо мной зашевелилась. В конце упражнения, когда выполнить осталось несколько элементов, чувствую: что-то с брусьями происходит неладное… Исполнила оборот на нижней жерди, усилием мышц оттолкнулась от брусьев и сделала так называемый срыв… Конечно, зал ахнул. Я почувствовала, что брусья падают, но даже не оглянулась – у меня же впереди оценка! Я не вправе была подвести ни себя, ни Советский Союз», – вспоминает Людмила Турищева.
На одном из съездов КПСС Людмилу удостоили чести вручить букет цветов от имени спортсменов Леониду Брежневу.
«Пожал руку слабо, но, понимаете… Хотя мы были взрослые, в то время, наверное, немножко по-другому относились к руководству страны. Эти люди были такие недоступные, недосягаемые. Небожители… Сегодня – пожалуйста, после каждых значимых соревнований приём: спортсменов встречают, провожают – элементарно, а тогда. Боже мой, ты с замиранием сердца пожимаешь руку самому Леониду Ильичу. Идёшь, себя не помня, назад и думаешь «главное не споткнуться и не упасть…», – рассказывает Турищева в 2005 году (тогда же записывается данная программа из проекта «Мы вместе»).

«С Валерой Борзовым мы были знакомы шапочно. Как все спортсмены, которые собираются на каких-то торжествах, спортивных праздниках. Кто поближе – здоровается, а кто и формально кивнёт: «здрасьте!». Конечно, мы смотрели по сторонам, шептались, что это Борзов, это Жаботинский, ещё кто-то. Согласитесь, приятно быть с такими людьми знакомым. Тогда же как было? По первой программе телевидения показывали футбол, хоккей, гимнастику, фигурное катание – и все спортсменов по именам и в лицо знали. Может, однажды у него и мелькнула мысль: а где же познакомиться? А тут проходил мимо, настроение хорошее – вот и пригласил в кино».
Людмила Турищева и Валерий Борзов женаты уже почти 45 лет.

«Накануне предварительных забегов какой-то «доброжелатель» позвонил в Олимпийскую деревню и предупредил, что на трибуне будет сидеть снайпер, готовый стрелять в Борзова… Было ли мне страшно? Ощущение, конечно, не из приятных, особенно когда знаешь, что в этой части света с необыкновенной лёгкостью стреляют и в простых людей, и в президентов. Нет, страха во мне не было, но я помнил об этом до самого стартового выстрела», — так писал сам Валерий Борзов в автобиографической книге «10 секунд – целая жизнь», о событиях 1976 года на Олимпийских играх в Монреале.

«Как сообщил член МОК от СССР Виталий Смирнов, звонок с угрозами в адрес Валерия Борзова раздался в день накануне финального забега. Звонивший сообщил о снайпере, целью которого является советский спортсмен», — написало издание The Times через три дня после финала.
«За 20 минут до начала финального забега представители оргкомитета сообщили мне о том, что на трибунах, возможно, будет сидеть снайпер. По их информации, он готов стрелять в меня, если я выйду на старт. Забег был задержан. На стадион были введены дополнительные силы охраны с оружием. Шестеро больших ребят перед забегом закрыли меня от трибун, встав спиной ко мне и лицом к ним.
Тогда передо мной стояла дилемма: бежать с риском быть убитым или не бежать и показать свою слабость.
После финиша они окружили меня и проводили до автобуса, на котором я в сопровождении десятка вооружённых солдат приехал в Олимпийскую деревню. Тогда передо мной стояла дилемма: бежать с риском быть убитым или не бежать и показать свою слабость», — рассказывал Борзов в 2013 году.
Валерий Борзов, получивший за месяц до старта Игр-1976 травму задней поверхности бедра, на старт той стометровки вышел и показал ровно тот же результат, что и за четыре года до этого в Мюнхене. Но если на Олимпиаде-1972 года те секунды (10,14) принесли ему золотую медаль, то на сей раз он завоевал бронзу. Об этой медали Борзов потом говорил, что она по своей ценности олимпийской победе не уступает.


После победы на стометровке по центральным телеканалам ФРГ прошла информация о том, что советский спринтер Валерий Борзов покинул расположение национальной команды и попросил политического убежища на Западе. В это время сам спортсмен находился в Олимпийской деревне и готовился к своей второй победе – на дистанции 200 м.
Он собственными глазами видел вооружённых террористов, которые при попустительстве охраны проникли на территорию Олимпийской деревни и взяли в заложники членов делегации Израиля…
События 1972 года настолько закалили Борзова, что звонок о снайпере в Монреале не смог вывести его из себя. Он пробежал и завоевал медаль не только на стометровке, но и помог сборной СССР вырвать бронзу в эстафете 4 по 100 м, став обладателем пятой и последней в карьере олимпийской медали.
Источник – Журнал Междунанодная жизнь Источник