Источники базовых воззрений – 2

Источники базовых воззрений - 2

ОТЦ (Общая Теория Цивилизации) создаваема нами, чтобы пытливо отыскивать самые первичные истоки представления о добре и справедливости у человека. Мы, люди, так устроены, что самое очевидное – нам труднее всего объяснить. И самые трудные вопросы – детские, наивные с виду, вопросы.
Почему вы считаете добром то, что вы считаете добром? Откуда у вас взялось само представление о справедливости того, что вы считаете справедливостью? Почему мы считаем хорошим то, что мы считаем хорошим, и плохим то, что мы считаем плохим?
Всегда ли и все, врождённо и изначально, считали добром и справедливостью то, что мы сегодня считаем добром и справедливостью? Слушайте, ну очевидно же, что нет!!!

Если бы наши представления о добре и справедливости были врождёнными, как дыхание и сердцебиение, то не было бы ни гитлеровцев, ни Чубайса. Все люди рождаются дышащими, но не все люди рождаются добрыми.
Но начни с человеком разговаривать об истоках его представлений о добре – и он чаще всего отмахивается: «я знаю, что это добро, потому что это добро». То есть замыкается в кольцо тавтологии, сводит свои представления о добре и справедливости к инстинкту организма – каковыми те никак не являются.
Наши представления о добре и справедливости носят ярко выраженное сакрально-культовое происхождение. Социалист может сколько угодно отрицать религию и саму идею Бога, но вы всегда «срежете» его вопросом:
-А с чего ты взял, что представляющееся тебе справедливым – действительно справедливо?! Оно справедливо на твой вкус – или объективно? Если только на твой вкус – то за него нельзя сражаться, ведь о вкусах не спорят, для борьбы нет оснований. А если объективно – то чем докажешь?!
Коммунисты из борцов за справедливость менее чем за 100 лет стали чудовищными циниками – потому что их через два поколения догнала логика атеизма. А в этой логике главное не то, что «всё дозволено» (хотя и это тоже есть), а то, что «всё бессмысленно». Вы требуете горящих глаз и энтузиазма Павки Корчагина от человека, которому вы же и «объяснили», что он продукт бессмысленной реакции на бессмысленной песчинке в бессмысленно-мёртвом Космосе, появившийся случайно, и исчезающий быстро, нелепо и в никуда. И образом, одинаковым для всех – как бы они не вели себя при жизни (в такой картине мира представляющейся лишь сумбурным сном).
Сколько бы вы не напирали на пафос – при такой обработке сознания вы получите не Аркадия, а Егора Гайдара! И это не столько вина воспитуемого, сколько вина воспитателей, знающих предмет справедливости, но не знающих о происхождении самого понятия о ней.
+++
Ключевая идея социализма – разумеется, не в химерических игрищах классов, про которые никто ещё достоверно не доказал, что они вообще существуют. А не являются просто плодом испуганной «войной всех против всех» фантазии мыслителя-атеиста. Ключевая идея настоящего социализма – вытекающая из представлений о Добре в христианской цивилизации идея НАДЕЛЕНИЯ.
Наделение – выступает против обездоливания, в рамках общей и единой логики цивилизации, в рамках борьбы Добра со злом. Обездоливать – плохо, грех, зло. А наделять – хорошо.
Но если «наделить» одному слишком много (как цари поступали со своими фаворитами) – тогда другим ничего не останется. На высоком уровне развития абстрактного мышления идея наделения человека благами обобщается и усредняется до потребительской нормы, стандарта.
Зачем? Затем, чтобы необходимых человеку благ хватило на всех людей, а не только на участников правящего заговора (как в любом угнетательском обществе, где правящий заговор плодит обделённых, ненасытно загребая все земные блага своим участникам).
Наделенческая идея – о том, что дарить блага хорошо, а отнимать – плохо, развивалась по мере развития Разума в сторону нормирования, выведения потребительского списка.
Наделенческая идея придумала нормировать
потребление и условия труда, быта, проживания.
И то, и другое, и третье надо приводить их к норме, стандарту жизни.
Но если улучшать жизнь самым простым, быстрым, и заложенным в инстинкте способом – отбирая у слабого всё, что тебе захотелось иметь – нельзя (грех, табу), то как тогда улучшать жизнь?
Вообще её не улучшать?! Создать «казарменный коммунизм» – где у каждого паёк, и ничего сверх пайка, и так – навсегда?
Если мы не может улучшать жизнь самым простым, быстрым и заложенным в инстинктах биологического существа способом (отбирая силой блага у других) – то нам придётся искать способ куда менее простой, куда более долгий и чуждый низшим инстинктам.
Так рождается наука: переход от слабости к силе, от неточности к точности, от незнания к знанию.
+++
Тут вот какая тонкость, ребята! Наука в традиционном, привычном для нас виде – не существует сама по себе. Её невозможно отделить от этических ценностей породившей её цивилизации, потому что само её возникновение и методы функционирования порождены требованиями и приоритетами базового догматического ядра сакралий нашей цивилизации.
Кажется, будто прикладная наука – с виду далёкая от храмовой этики, занятая изучением неодушевлённых предметов – могла бы существовать вне храмовой культуры. Но «когда кажется – креститься надо» – говорят в народе!
Вместе с кризисом духовной Традиции внутри цивилизации происходит и неизбежное расщепление науки.
Вопрос – для кого существует наука? – кажется абсурдным. Разумеется, для всех! Она принадлежит всему роду человеческому, эта открытость и общеполезность отличает её от всякого рода «эзотерических знаний» зловещих гностиков.
Но что случилось в ходе истории?
Произошло формирование «локальных» наук параллельно (и враждебно) традиционной науке, которую мы, собственно, и привыкли называть просто «наукой».
Локализм познания базируется на локальных интересах хищника и паразита, на всей совокупности использования своего знания против себе подобных, на поощрении и углублении их выгодного для мага незнания.
Если наука в традиционном смысле служит для блага людей, то локалистская наука с логикой локализации, «борьбы бессмыслиц за существование» – служит для прямо противоположных целей.
Это учение не о том, как приумножить знания людей, а о том, как уничтожить знания людей. Свойственные магам и демоническим жрецам попытки монополизировать знание, как орудие в конкурентной борьбе особи с другими особями – разрывают познание на клочки локальных тайных открытий, не сообщающихся между собой. И со смертью своих особей-носителей тоже умирающих.
+++
Наш вывод: никакой из институтов цивилизации не существует сам по себе, в отрыве от смежных институтов, которыми и обусловлена его форма и деятельность. Деталь не имеет ценности – если она не в том механизме, для которого создавалась, выдумывалась.
Цивилизация обладает свойством неделимости
– при попытке выбросить из неё какую-то часть умирают и все остальные части тоже. Оттого цивилизацию нельзя принимать по частям – «вот в этом месте нравится, а в том не нравится». Любой элемент нашей цивилизации – взаимно обусловлен другими её слагаемыми.
Суть же нашей цивилизации – в замене зоологического образа жизни, сложившегося в соответствии с биологическими инстинктами на торжество сакральных идеалов, имеющих изначально-культовое происхождение.
Только это одно и даёт человеку основания, да и просто возможность понимать неразумность и несправедливость действительного, «самоходом» сложившегося положения вещей. Иначе же мы нырнём в зоологию гегелевской формулы «всё действительное разумно, всё разумное действительно», являющую социальное отражение его же учения о «дурной бесконечности».
Как доказать несправедливость того, что есть – без опоры на священные идеалы, обладающие безусловной и необсуждаемой ценностью? Как, напротив, можно доказать справедливость того, чего нет (ещё, пока – но всё же ведь нет)?!
Мы осуществляем переход. Переход от того, что сложилось само собой (вполне устраивая животных и либералов) к тому, что должно возникнуть согласно священному завету. По договору между нашим разумом и Высшим Разумом.
Этой цели «великого перехода» из того, что имеем в то, что должно появиться – подчинён рациональный разум со всеми его инструментами, потому что вне сакральных идеалов – непонятно, что такое Разум.
Реагирование на внешние воздействия – говорят атеисты. Но ведь и камень реагирует на внешние воздействия: пнут – полетит, ударят – расколется!
Разум – это механизм поиска инструментов для перехода из текущего состояния в принятое идеальным. Для такого перехода нужно хорошо знать текущее состояние мира и очень ясно представлять себе искомый идеал.
Уберите что-то одно – и Разум превратится в безумие, в хаотические реакции на внешние воздействия, в бессвязную череду галлюцинаций и мутных видений.
Так обстоят дела с цивилизацией и дикостью – если говорить кратко…
Экономика и Мы

Источник