Эсеры города Могилева и Могилевской губернии в период революционных событий августа-сентября 1917 года

 

Конец лета 1917 года, как во всей России, так и в входивших в ее состав белорусских губерний, включая Могилевскую губернию, ознаменовался продолжением развития революционного движения, начало которому положила Февральская революция. В первую декаду августа в политической жизни организаций социалистов-революционеров (эсеров) города Могилева и Могилевской губернии ничего принципиально нового не наблюдалось. Они продолжали участвовать в выборах органов местного самоуправления, проводили митинги, собрания, участвовали в съездах, которые состоялись в то время. Так, с первые дней августа в Могилеве открылась широкая предвыборная агитация по подготовке к выборам в городскую думу, организованная социалистическим блоком. По городу разъезжали грузовые автомобили с агитаторами, около которых собирались толпы народа, часами слушавшие агитаторов[1]. В единый избирательный список № 1

социалистического блока входило двадцать меньшевиков, столько же социа – листов-революционеров (эсеров), шестнадцать бундовцев, шесть народных социалистов (энесов) и два польских социалиста, всего шестьдесят четыре кандидата[2]. Агитация социалистического блока дала свои плоды и он одержал победу на выборах в городскую думу Могилева. получив тридцать мест из шестидесяти четырех, кадеты получили десять мест, польская группа – семь, еврейская сионистская группа – пять, союз домовладельцев – два, а остальные 10 мест достались мелким группам[3].

Из тридцати членов Могилевской городской думы, избранных от социалистического блока, восемь представляли партию эсеров[4]. Вновь избранная городская дума избрала городским головой социалиста- революционера Б.Ю.Гецена[5]. Председателем городской думы избрали также представителя социалистического блока меньшевика Н.А.Калецкого[6]. В выборах в городскую думу Мстиславля (уездного центра Могилевской губернии) местные эсеры по неизвестным причинам вовсе не участвовали, а победу одержал избирательный список № 5 (русских домохозяев), получивший шесть мест из тридцати одного. Городским головой Мстиславля был избран представитель списка русских домохозяев Е.В.Борисенко[7]. На выборах в Рогачевскую городскую думу местные социалисты-революционеры выступали в избирательном блоке с меньшевиками, бундовцами и беспартийными членами Рогачевского Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Совет рекомендовал избирателям этот список под № 9, в него входили двадцать пять человек, в том числе пять социалистов-революционеров. На выборах от этого списка в думу прошли только восемь человек, что составляло менее одной четверти общего ее состава. Из числа эсеров в думу Рогачева были избраны И.С.Даленко, председатель Рогачевского уездного Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов и В.И.Толкачев, председатель Рогачевского уездного земельного комитета[8]. Анализ итогов выборов в органы местного самоуправления дает основание утверждать, что, несмотря на обилие политических мероприятий, проведенных организациями социалистов – революционеров Могилева и Могилевской губерний, вступление их в блоки с меньшевиками, бундовцами, народными социалистами, польскими социалистами и беспартийными, они не смогли захватить в них лидирующие позиции, к чему, несомненно, стремились. Повсеместно эсеры вынуждены были довольствоваться либо постом товарища председателя думы, либо более низкими постами. Разумеется, это не могло не сказаться на степени политического влияния социалистов-революционеров в городах, где органы самоуправления пользовались поддержкой и авторитетом у населения. Однако, в Могилевской губернии, преимущественно аграрной, эсеры продолжали пользоваться авторитетом у крестьянских масс и продолжали укреплять свои позиции в органах государственного управления. Так, в августе 1917 года со – циалист-революционер Г.И.Певзнер был назначен Могилевским губернским комиссаром Временного правительства^].

Крестьяне Могилевской губернии настолько сильно доверяли местным эсерам, что только на втором Могилевском губернском съезде крестьянских депутатов в первой половине августа уделили основное внимание аграрному вопросу. В резолюции, принятой съездом, указывалось на необходимость проведения в жизнь земельной реформы в духе программы партии социалистов-революционеров (эсеров), а, именно: 1) все земли – казенные, кабинетные, царские, удельные, майоратные, помещичьи, частновладельческие, церковные, монастырские, надельные, городские, усадебные, культурные хозяйства и всякого рода другие с их недрами, лесами, мельницами и всякого рода сельскохозяйственными предприятиями и водами должны были перейти в общенародное достояние без всякого выкупа; 2) земля, как не созданная трудом человека, а как дар природы, должна быть раскрепощена – не должна была ни продаваться, ни покупаться и частная собственность на землю должна была отменена навсегда; 3) землю мог получить в пользование только тот, то обрабатывает ее трудом личным или трудом своей семьи, на трудовых, товарищеских и артельных началах без наемного труда, инвалиды же, вдовы и сироты должны были содержаться за государственный счет; 4) земля должна была распределяться уравнительно, в зависимости от ее плодородия, от рабочих рук, от числа едоков и другого; 5) распределением земли и всем земельным фондом должны были ведать местные уездные и областные органы самоуправления; 6) леса, воды и недра земли должны были находиться в распоряжении государства.

Резолюции съезда по другим вопросам не отличались от революций предыдущего Могилевского губернского крестьянского съезда. Выполнение принятых по аграрному вопросу резолюций съезд откладывал до созыва Всероссийского Учредительного собрания. Следовательно, съезд предлагал крестьянству ждать неопределенное время, ибо точная дата выборов в Учредительное собрание не была известна[10]. Вскоре состоялся второй Могилевский уездный крестьянский съезд, на котором с большими речами выступили социалисты-революционеры Ежгуров и Петров. Съезд,

проходивший под влиянием эсеров, «выразил поддержку Временному правительству и Учредительному собранию, поддержал все решения второго Могилевского губернского крестьянского съезда[11]. Однако, по мере приближения осени рабочее, крестьянское и солдатское движение в белорусских губерниях, включая Могилевскую, расширялось и углублялось. Местные организации социалистов-революционеров, представители которых входили в органы власти и самоуправления, принимали разнообразные меры к недопущению углубления революционного движения в городах, сельской местности и армии. Эсеровскими организациями проводились мероприятия, имевшие целью агитацию и усиление своего влияния на народные массы. В этих целях в августе при губернских и уездных комитетах партии социалистов – революционеров открывались новые бесплатные библиотеки -читальни, распространялась социалистическая литература[12]. Однако, несмотря на стремление эсеровских организаций убедить народные массы в

необходимости решения всех жизненно важных вопросов Всероссийским Учредительным собранием и, тем самым, оградить от нападок и критики лидеров своей партии, занявших министерские посты во Временном правительстве, позиции руководства партии социалистов-революционеров и её низовых организаций в оценке текущих событий начинали всё более расходиться. Так, например, первая Могилевская губернская конференция партии социалистов-революционеров приняла в августе резолюцию по теку-

щему моменту, в которой требовала от Временного правительства немедленного решения вопроса о мире, отмены смертной казни на фронте, демократизации армии, роспуска Государственной думы и Государственного совета, как контрреволюционных учреждений, издания декрета о

восьмичасовом рабочем дне, издания точной и определенной инструкции по переходу до созыва Учредительного собрания всех земель в ведениe местных земельных комитетов. Относительно коалиции с партией кадетов (конституционно-демократической) участники конференции заявили, что никакое соглашение между революционной демократией и буржуазией революции не спасет, а образовавшееся коалиционное Временное правительство не соответствует целям и задачам революции[13]. Вместе с тем, организации социалистов-революционеров Могилевской губернии продолжали активизировать агитацию среди крестьянства, составлявшего большинство населения. Особое внимание обращалось на издание партийной литературы, открытие библиотек, выступления среди крестьян с призывами вступать в партию эсеров. Для повышения уровня выступлений перед крестьянами и другими категориями населения Рогачевская организация эсеров приглашала лекторов-эсеров из вышестоящих организаций, особенно это касалось лекций по аграрному вопросу. В целях активизации печатной агитации Рогачевская организация взяла под свой контроль печатный орган Рогачевского Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов газету “Наше свободное слово”, ответственным редактором которой стал социалист-революционер К.Я.Мальке- вич[14].

В Москве в середине августа открылось Демократическое совещание, которое отчетливо выявило стремление буржуазно -помещичьих сил к свертыванию революции, установлению в стране военной диктатуры и назначению диктатором генерала Л.Г.Корнилова. Керенский и другие лидеры партии эсеров в последний момент выступили против военной диктатуры и после этого эсеровские организации призвали народные массы страны к борьбе против опасности установления диктаторского режима. До выступления генерала Корнилова местные эсеровские организации путем широкого проведения агитационно-пропагандистских мероприятий в основном сумели создать лояльное отношение народных масс к коалиционному Временному правительству и проводимой им внутренней и внешней политике. И все же кредит доверия народа к партии социалистов-революционеров начинал падать, ибо эсеры-министры не сделали ни одного практического шага по претворению в жизнь данных ими народным массам обещаний. Низовые эсеровские органи – зации, которые лучше лидеров партии знали настроения различных категорий населения, все громче требовали от партийных верхов перехода к реализации основных положений программы партии социалистов -революционеров, выступали за углубление революционных преобразований. Мятеж генерала Корнилова был главной опасностью для революции, так как предусматривалось подавить революционное движение народных масс, распустить все революционно-демократические организации, установить в стране режим военной диктатуры. Эсеры и другие партии развернули активную борьбу против мятежа. Могилёвский Совет рабочих и солдатских депутатов на своем заседании 9 сентября 1917 года принял решение ходатайствовать об удалении из города ударного полка и замене его войсковой частью, преданной революции; замене смешанного караула из текинцев и георгиевцев одними георгиевцами (георгиевскими кавалерами) и переводе арестованных (Корнилова и других) из гостиницы “Метрополь” в Могилевскую городскую тюрьму[15]. В начале сентября 1917 года не только эсеровские, но и все демократические организации, как во всей Беларуси, так и в Могилевской губернии, осудили выступление генерала Корнилова. Ими были приняты меры по изоляции Ставки верховного командования, разоружению верных Корнилову воинских частей, перекрыты все пути их движения на Петроград. Корниловский мятеж был подавлен в зародыше, в чем большая заслуга всех революционных сил Беларуси. После провала попытки установления военной диктатуры в России в сентябре 1917 года возникла возможность объединения всех сил, выступивших вместе против Корнилова: меньшевиков, эсеров, большевиков и других. Эту задачу должно было решить Всероссийское демократическое совещание левых сил, на которое были избраны делегаты и от всех белорусских губерний. Однако лидеры указанных политических партий не смогли найти общего языке и прийти к соглашению, а Всероссийское демократическое совещание завершилось безрезультатно. Внутриполитическая обстановка в стране, её международное положение, глубокий экономический кризис, обострению которого способствовала продолжавшаяся Первая мировая война – все это свидетельствовало о неизбежности новой революции или установлении реакционного военно-диктаторского режима. В первые дни и недели после подавления корниловского мятежа политическая активность народных масс не спадала, продолжался процесс создания и переизбрания Советов, местных органов самоуправления.

Однако, авторитет Временного правительства, его председателя Керенского и министров-социалистов еще оставался довольно высоким, что подтверждала информация с мест. Так, на организационном собрании Белыничского Совета солдатских, крестьянских и рабочих депутатов 14 сентября 1917 года с большой речью выступил эсер Н.В.Колотилов. Он призвал всех собравшихся к дружной совместной работе, дабы спасти добытую свободу, а Белыничский Совет солдатских, крестьянских и рабочих депутатов полностью поддержал резолюции проходившего ранее Могилевского губернского крестьянского съезда[16]. В сентябре состоялся ряд съездов крестьян Беларуси, проведение которых стало традиционной формой деятельности эсеровских организаций. В частности, четвертый съезд крестьянских депутатов Гомельского уезда Могилевской губернии, на котором председательствовал социалист-революционер Цветаев, в революции по аграрному вопросу требовал до созыва Учредительное собрания передать всю землю в ведение местных земельных комитетов. В других резолюциях, принятых этим съездом, ставились вопросы о роспуске Государственной думы и Государственного Совета, которые признавались контрреволюционными организациями и о принятии решительных мер для окончания Первой мировой войны [17].

Основываясь на изложенном фактическом материале, можно сделать следующие выводы: 1. эсеровские организации города Могилева и Могилевской губернии весьма активно действовали в период с августа по сентябрь 1917 года; 2. в указанное время они не только не допустили снижения своего влияния на широкие народные массы Могилева и Могилевской губернии, но и укрепили его; 3. свидетельством укрепления этого влияния стало занятие эсером Певзнером поста Могилевского губернского комиссара Временного правительства, избрание эсера Гецена главой Могилевской городской думы, а, также, ряда других важных постов; 4. особое внимание в своей практической деятельности эсеры Могилевской губернии уделяли агитационно-пропагандистской работе среди крестьянства, которое составляло большинство населения; 5. в своей работе среди крестьянства эсеры преуспели, ибо все крестьянские съезды в августе-сентябре 1917 года прошли под влиянием эсеров.

Литература:

  1. Могилевская жизнь. – 1917. – 9 августа
  2. Могилевская жизнь. – 1917. – 1 августа
  3. День. – 1917. – 17 августа
  4. Молот. – 1917. – 17 августа
  5. Могилевская жизнь. – 1917. – 13 сентября
  6. Молот. – 1917. – 9 сентября
  7. Могилевская жизнь. – 1917. – 7 октября
  8. Наше свободное слово. – 1917. – 3,12 августа
  9. Рабочая мысль. – 1917. – 1 августа
  10. Могилевская жизнь. – 1917. – 12 августа
  11. Молот. – 1917. – 26 августа
  12. Минская газета. – 1917. – 4 августа
  13. Молот. – 1917. – 15 августа
  14. Наше свободное слово. – 1917. – 21,24 августа
  15. Молот. – 1917. – 12 сентября
  16. Молот. – 1917. – 21 сентября
  17. Рабочая мысль. – 1917. – 27 сентября

Воробьев А.А., Выборный В.Д.

Учреждение образования “Могилевский институт МВД Республики Беларусь”

(г., Беларусь)

Источник