Квалификационная яма, потенциальные гастарбайтеры и сокращение молодёжной когорты

1. На «Ленте.ру» вышла большая статья об одной из главных проблем современной экономики и системы образования – так называемой «квалификационной яме», в которую, скатилась шестая часть всего человечества и пятая часть населения России. Суть в том, что огромное число людей либо недостаточно квалифицированы, либо наоборот – чрезмерно квалифицированы для тех рабочих мест, которые они занимают:

https://lenta.ru/articles/2019/12/25/education/

В новом веке на рынке труда появляется много новых профессий, связанных с высокими технологиями, а знания, которые предоставляют университеты, быстро устаревают. Так, если в середине XX века для технических навыков срок годности был 15-20 лет, то к 2019-му он сократился до 2-5 лет. То есть знания студентов, обучающихся в университетах, теряют актуальность еще до получения диплома, а затем такие специалисты наводняют и без того перенасыщенный рынок труда. В результате образуется дефицит квалифицированных специалистов. Бизнес не может закрывать вакансии и вынужден нанимать людей, чьи компетенции хотя бы примерно соответствуют запросам работодателя, либо тратить деньги на переобучение работников.

«Эта проблема — так называемая квалификационная яма… Её скрывает возникающая иллюзия занятости и экономической и социальной стабильности. По нашим оценкам, сегодня квалификационная яма затрагивает 1,3 миллиарда человек, что обходится мировой экономике в шесть процентов скрытого налога в виде потерянной производительности труда», — говорится в исследовании Boston Consulting Group (BCG) «Массовая уникальность: глобальный вызов в борьбе за таланты». Экономисты поясняют, что квалификационная яма возникает из-за того, что государства продолжают развивать человеческий капитал так же, как это делалось в середине XX века. При этом они не берут в расчёт, что экономический и социальный контекст за прошедшие годы изменились. Массовая стандартизация, одно образование и одна профессия на всю жизнь больше не могут работать в мире, где от человека требуются гибкость мышления, навыки быстрого и постоянного обучения и готовность к мобильности. <…>

Специалисты установили, что треть работников, слишком хорошо или слишком плохо квалифицированные для своей нынешней работы, могли бы быть гораздо эффективнее при смене занятия. С другой стороны, квалификационная яма опасна «утечкой мозгов»: востребованные специалисты, не находя места и достойного заработка на родине, покидают ее ради более высокооплачиваемой и престижной работы за рубежом. Результатом становится экономическое отставание их родной страны. <…>

В России разница в зарплатах высоко- и низкоквалифицированных специалистов в среднем составляет всего 20 процентов. В результате происходит «утечка мозгов», поскольку люди отправляются за более высокими доходами за рубеж.

В то же время разницы в зарплатах в 20 процентов недостаточно для того, чтобы мотивировать оставшихся в стране менее образованных россиян к повышению своей квалификации. Тормозящим развитие экономики России фактором также является непрозрачность рынка труда. Хотя компании-работодатели и используют онлайн-платформы (такие как HeadHunter, SuperJob, Работа.ру и т.д.) для поиска сотрудников, они все же закрывают часть вакансий без публичного размещения предложения. То есть компании привлекают «своих» людей, пользуются сарафанным радио и так далее. Подобная политика ставит соискателей на рынке труда в неравные условия и подрывает конкуренцию. Сама же компания в результате нанимает не специалиста, чья квалификация максимально соответствует ее запросу, а человека с компетенциями, которые примерно совпадают с ожиданиями. Ещё одним препятствием для роста российской экономики является низкая мобильность населения (переезды ради работы между городами и регионами). По этому показателю Россия занимает 99-е место из 140 стран, что даже хуже показателя Казахстана — 54-е место.

Стоит похвалить журналистов «Ленты.ру» за то, что они с самого начала обозначили, что проблема квалификации не только российская, а общемировая. Вместе с тем, в статье есть явное противоречие: с одной стороны, говорится об утечке мозгов, а с другой — о низкой трудовой мобильности населения. Мобильность, конечно, надо повышать, но одновременно надо создавать механизмы для компенсации утечки кадров, привлекая в страну иностранные мозги.

Новость в очередной раз подтверждает, что современная система образования учит не тому, в чём нуждается экономика. Давая людям невостребованную или плохо оплачиваемую профессию, вузы обрекают их либо на проблемы с реализацией своих способностей, либо на эмиграцию за рубеж (далеко не всегда удачную).

Самое печальное, что школы и вузы дают детям совершенно в корне неверные установки о жизни и работе. Вместо того, чтобы научить питомцев работать на совесть и учиться, при необходимости переучиваясь заново, наши учебные заведения учат принимать выпускников горделивые позы, заносчиво вскидывать подбородки и отстаивать честь родных учебных заведений, заявляя полностью оторванную от реальности ерунду в духе «вуз дал мне базу» или «школа научила меня учиться».

2. По поводу «утечки мозгов», напоминаю, что эту проблему не стоит преувеличивать. В России, согласно исследованию Boston Consulting Group, один из самых низких в мире процентов желающих переехать на работу за границу:

https://genby.livejournal.com/803605.html

Таким образом, наши главные проблемы связаны вовсе не с миграцией (во всяком случае, не со внешней).

3. Экономист Владимир Гимпельсон предупреждает о демографическом шоке, который постигнет нашу страну в 2030-х годах, и указывает, что следует опасаться не столько сокращения населения, сколько практически неизбежного сокращения молодёжной когорты (доли молодых людей в населении):

Расшифровка лекции:

https://postnauka.ru/video/154681

Самое главное изменение — доля людей в младших трудовых возрастах, до 40 лет, будет сокращаться. <…>

Как определить, какой будет уровень занятости в 2030 году? Мы можем положиться на данные о нём сегодня. Уровень занятости в возрастах от 25 лет до предпенсионного возраста стабилен, и все, кто может работать, работают. Но ожидать, что уровень занятости поднимется, у нас нет никаких оснований, потому что нет резервов: безработица очень низкая, женщины в этом возрасте все трудятся.

Есть только две группы, в которых уровень занятости невысок: молодёжь до 25 лет и люди старшего возраста. В старших возрастах уровень занятости вырос, а в младших возрастах он невысокий из-за учебы. Можем ли мы ожидать, что молодёжь в будущем будет меньше учиться? История говорит о том, что популярность образования у молодежи может только расти, нет никаких оснований полагать, что это будет иначе. В старших возрастах возможно небольшое повышение уровня занятости в связи с повышением пенсионного возраста. <…>

В целом видно, что сокращение численности занятых практически неизбежно. Главное здесь даже не то, что сократится общая численность. Главное — нас ожидает шок, связанный с уменьшением занятой молодёжи. Уровень охвата высшим образованием сегодня высокий, практически все желающие смогут получить его, поэтому в будущем уровень образования не снизится. Вопрос в том, насколько охват может увеличиться дальше. Даже если он снизится и сохранится на том уровне, на котором находится сегодня, из-за демографических изменений, из-за сжатия младшей возрастной когорты, мы получим гораздо меньше образованных людей в возрасте до 40 лет.

Таким образом, перед Россией (как и перед множеством других стран) встаёт неприятный выбор: сокращать доступ к высшему образованию (чтобы было кому работать на менее квалифицированных местах), завозить мигрантов из Азии или Африки, либо смириться и страдать из-за проблем стареющей экономики, в которой будет мало «свежей крови».

Дальнейшее повышение пенсионного возраста здесь вряд ли чем-то поможет. Из более приятных, но пока ещё неточных вариантов, можно надеяться на роботизацию и успехи в развитии медицины.

Читать дальше: Квалификационная яма, потенциальные гастарбайтеры и сокращение молодёжной когорты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *