Сила Сибири, мост через Амур и почему российские женщины изучают китайский

1. Владимир Путин и Си Цзиньпин запустили вчера газопровод «Сила Сибири» – крупнейший инфраструктурный проект Газпрома стоимостью более триллиона (!) рублей и длиной 3000 километров. Теперь Россия получила полноценную возможность экспортировать в Китай не только нефть (через нефтепровод ВСТО, построенный десять лет назад), но и природный газ. Масштабный российский проект серьёзно изменит расклад на мировом газовом рынке:

https://lenta.ru/brief/2019/12/02/power_of_siberia/

Для самой России это означает следующее:

– мы построили центральное, самое сложное и важное звено из тех трубопроводов, которые нужны для формирования единой газотранспортной системы страны (см. карту);
– последующие ветки и ответвления газопроводов в Китай теперь будет строить гораздо проще;
– будут газифицированы многие районы Иркутской области, Якутии и Амурской области, по которым проходит трасса «Силы Сибири»;
– мы теперь меньше зависим от поставок газа на рынок Европы;
– у нас больше возможностей конкурировать за китайский рынок с поставщиками сжиженного природного газа (СПГ) из стран Ближнего Востока;
– мы нарастили наше влияния на азиатском газовом рынке, и теперь мы можем активнее давить на конкурентов, чтобы сформировать «газовую ОПЕК» – аналог ныне действующего (по факту) международного нефтяного картеля ОПЕК+ (куда входит и Россия);
– наш стратегический союз с КНР укрепился, о чём заранее написали американские журналисты из издания The Wall Street Journal:

https://russian.rt.com/inotv/2019-12-02/WSJ-Sila-Sibiri-lish-ukrepit

Газопровод в Китай построили в самое время: зарабатывать в Европе для Газпрома становится всё сложнее. Цены на европейском рынке газа снизились до минимума за последние 15 лет (тут сыграли свою роль и конкуренты с СПГ, и тёплые зимы, и, вероятно, пресловутая зелёная энергетика). Мы, конечно, относимся ко всем попыткам заменить наш газ к большим скепсисом, но теперь мы можем убедительно делать вид, будто верим европейцам и готовимся передвинуть задвижку, чтобы направить газ в Китай. Это должно сильно повлиять на их желание договариваться:

https://lenta.ru/news/2019/12/02/so_sad/

Вскоре нас ожидает открытие «Турецкого потока» (в январе) и «Северного потока – 2» (в середине 2020 года). Первый из этих строящихся газопроводов позволит активнее зайти на рынок Турции и Южной Европы, а второй – закрепиться на рынке Северной Европы и гарантировать безопасность транзита. Если даже европейцы реализуют свои планы по закрытию ядерной и угольной энергетики, то российский газ им всё-таки понадобится – и возможно, даже больше, чем раньше (газ – это самое экологически чистое углеводородное топливо, которое будет нужно для обеспечения энергобезопасности Европы даже после полного отказа от других углеводородов).

2. Ещё одно важнейшее событие на китайском фронте – завершено строительство автомобильного моста «Благовещенск — Хэйхэ»:

https://rg.ru/2019/12/01/reg-dfo/postroen-avtomobilnyj-most-v-kitaj-cherez-amur.html

Это первый и пока единственный русско-китайский мост через Амур. Ещё один железнодорожный переход сейчас строится в Еврейской автономной области, его открытие также ожидается скоро.

Жаль, что эти проекты не были реализованы десятилетия назад, так как Советский Союз серьёзно испортил отношения с КНР во времена Хрущёва.

Маоистский Китай был неприятным партнёром. Но если бы Никита Сергеевич сумел удержаться от битья тарелок, как знать: возможно и в СССР были бы проведены реформы по образцу Дэна Сяопина, и нам тогда удалось бы не только избежать развала страны, но и выстроить мощный социал-капиталистический блок мировых держав, альтернативный западному блоку.

3. Интересное наблюдение, касающееся развития наших отношений с Китаем и другими азиатскими странами. Артём Лукин из ДВФУ пишет:

https://twitter.com/ArtyomLukin/status/1187975472329695232

Изучение Азии становится в России всё более женской дисциплиной. В моём университете во Владивостоке почти 90% студентов, специализирующихся на Китае, Японии и Корее – это девушки. В московских вузах пропорция примерно та же. А какова ситуация в Европе и США?

В комментариях автору вопроса ответили, что в США и Нидерландах такого гендерного неравенства в отношении китайского языка не наблюдается. Однако в Турции и Болгарии ситуация похожая.

Пользователи Твиттера выдвинули версии, что либо женщины в России в целом проявляют больше талантов к изучению языков, либо у нас так исторически сложилось, что большинство профессоров в области китайского языка являются женщинами.

Если кто-то из моих читателей имеет отношение к востоковедению и преподаванию китайского, было бы здорово, если бы вы прояснили, в чём тут дело.

Ситуация со знанием восточных языков в России аховая, и дело тут вовсе не в женщинах, а в том, что изучающих китайский язык и вообще специалистов по Китаю у нас очень мало (равно как и по Японии, Корее и так далее).

Между тем, Восточная Азия и особенно Китай – это новый центр мировой экономики, который по своему значению может вскоре перегнать США и Европу. Европейцы и американцы хорошо это понимают и прикладывают значительные усилия для изучения языков и культуры восточноазиатских стран, поскольку это важно для бизнеса и карьеры.

У нас же, несмотря на союзные отношения с Китаем, до осознания упущенных выгод от незнания китайского языка пока ещё не дошли. Похоже, мы снова отстаём — как в советские времена, когда случайно встреченный на улице прохожий с большей вероятностью умел запрягать лошадь, нежели изъясняться на иностранном языке.

Читать дальше: Сила Сибири, мост через Амур и почему российские женщины изучают китайский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *