Тихо брякнуть не получится…

Тихо брякнуть не получится…

Министр обороны Латвии А. Пабрикс, выступая на торжествах, посвященных 19-й латышской дивизии Ваффен СС (?), призвал гордиться легионерами.
«Наш долг — до глубины души чтить этих патриотов Латвии… Будем чтить память павших легионеров, не позволим никому опорочить их память. Латвийские легионеры — гордость латышского народа и государства» – это слова из речи главы силового министерства, представляющего Латвию в НАТО.
Пламенная речь министра вызвала бурную реакцию в обществе, после чего ее текст был незамедлительно удален с первой страницы официального сайта Министерства обороны Латвии. Но осадок-то, конечно, остался, и довольно весомый – в виде перепечаток местными и иностранными СМИ, телевизионных сюжетов, и большому количеству перепостов в социальных сетях. Так что, на этот раз тихо брякнуть не получилось – скандал разгорается нешуточный.
Латышские историки уже высказались с осуждением в адрес Пабрикса. С протестом выступили международные антинацистские организации.
Ждем реакции комитетов ООН, на Генеральной ассамблее которой недавно была принята резолюция о недопустимости прославления, оправдания или реабилитации нацизма.
В той же резолюции на основании материалов приговора Нюрнбергского трибунала от 1 октября 1946 г., указывается на преступный характер организации СС и всех ее составных частей, которые были признаны виновными в многочисленных военных преступлениях против человечности…
Пикантность заключается в том, что, будучи в свое время министром иностранных дел, тот же г-н Пабрикс, оправдываясь перед зарубежным коллегами за ежегодные марши эссэсовцев в Риге 16 марта, заверял, что официальные лица эти мероприятия не поддерживают и в них не участвуют. Более того, двое из высокопоставленных чиновников, даже были уволены за участие в этих позорных маршах… И тут вдруг сам же взял и прилюдно «спалился» — «чтим, мол, и гордимся!». Ибо — борцы они за независимость Латвии…
Эту мантру латышские националы так долго с упоением внедряли в умы и души своего населения, что наконец прорвали оборону и сам военный министр ее подхватил, усевшись на недавно купленную по случаю ржавую гаубицу…
Ну что ж, видимо, опять, в который уже раз, придется повторить, кто же такие были Латышские легионеры СС, кому они служили и против кого воевали.
****
… Немецкое командование, согласно распоряжению Гиммлера от 26 мая 1943 г. к Латышскому легиону СС относило все полицейские батальоны, участвовавшие в карательных акциях на территории Белоруссии, России, Украины, Литвы и Польше, постепенно включая их в состав 15-й и 19-й дивизий Ваффен СС.
Ряды эсэсовских дивизий в 1944-1945 годах пополнили и члены «команды Арайса» из латышских сил СД, печально известной массовым уничтожением евреев и сожжением белорусских деревень (в 1943 г. ее численность составляла около 1200 карателей), а сам В.Арайс командовал батальоном в 15-й дивизии Ваффен-СС.
Важным фактором формирования Латышского легиона СС был добровольный характер комплектования офицерского и инструкторского (унтер-офицерского) состава.
Оберфюрер СС, начальник штаба генерал-инспектор Латышского легиона СС А.Силгайлис в своих мемуарах отмечал, что офицеры и инструкторы бывшей латвийской армии приглашались на службу в индивидуальном порядке и могли отклонить это предложение, однако в таком случае рисковали отправиться на «трудовой фронт».
Абсолютное большинство офицеров и инструкторов или сразу предлагали свои услуги нацистским оккупантам в 1941-1942 годах, или не отказывались от приглашения в 1943-1944 годах. Если общую долю «чистых» добровольцев в составе двух латышских дивизий Ваффен-СС латвийские историки оценивают в 15-20% из около 52 тыс. личного состава, то процент добровольцев-офицеров и инструкторов, составлявших костяк легиона, мог достигать соответственно 90 и 60%.
Военные преступления, совершенные в составе 15-й и 19-й дивизий Ваффен-СС
… Согласно архивным документам, в операции «Праздник весны» (Fr?lingsfest), которая проводилась с 11 апреля по 4 мая 1944 года против партизан и мирных жителей Ушачско-Лепельской зоны на территории Белоруссии, в составе «группы Еккельна» боевые действия и карательные акции проводили не только 2-й Лиепайский и 3-й Цесисский полицейские полки при участии 5-го латышского пограничного полка, но и подразделения 15-й гренадерской дивизии Ваффен-СС (1-я латышская).
В Российском государственном военном архиве (РГВА) также отложились документы, дающие представление о карательной активности на территории Ленинградской и Новгородской областей роты жандармерии, организационно входившей в штат 19-й латышской дивизии СС, которой для выполнения своих функций в определенных случаях придавался личный состав других боевых частей и подразделений этого соединения. В частности,
18 декабря 1943 года в деревне Заля-Гора, западнее Новгорода, было расстреляно около 250 мирных жителей; в начале января 1944 года вышеуказанное подразделение участвовало в массовых расстрелах в городе Чудово Ленинградской области; 21 января в деревне Глухая были заперты в сарае и расстреляны из пулеметов около 200 человек.
Всего с 18 декабря 1943 года по 2 апреля 1944 года личный состав 19-й латышской дивизии СС участвовал в карательных акциях, в ходе которых было уничтожено 23 деревни (в 13 из них расстреляно до 1300 человек).
В исторических источниках встречаются примеры зверского отношения латышских легионеров СС к военнопленным. В частности, 6 августа 1943 года личным составом 43-го полка 19-й латышской дивизии Ваффен-СС были замучены 14 советских военнопленных из 65-го Гвардейского стрелкового полка 22-й Гвардейской стрелковой дивизии, захваченных в районе деревни Бобрыни (Латвийская ССР).
В спецсообщении начальника Управления контрразведки Смерш 2-го Прибалтийского фронта от 18 августа 1944 года «Об издевательствах немцев и их пособников из латышских частей СС над советскими военнопленными» отражены следующие свидетельства этой трагедии:
«Рядовому Караулову Н.К., младшему сержанту Корсакову Я.П. и гвардии лейтенанту Богданову Е.Р. немцы и предатели из латышских частей СС выкололи глаза и нанесли во многих местах ножевые ранения. Гвардии лейтенантам Кагановичу и Космину они вырезали на лбу звезды, выкрутили ноги и выбили сапогами зубы. Санинструктору Сухановой А.А. и другим трем санитаркам вырезали груди, выкрутили ноги, руки и нанесли множество ножевых ранений. Зверски замучены рядовые Егоров Ф.Е., Сатыбатынов, Антоненко А.Н., Плотников П. и старшина Афанасьев. Никто из раненых, захваченных немцами и фашистами из латышей, не избег пыток и мучительных издевательств».
Другой известный пример касается расстрелов и сожжения заживо в деревне Подгае (Великопольское воеводство) польских военнопленных, которые были совершены 31 января — 2 февраля 1945 года солдатами и офицерами 15-й латышской дивизии Ваффен-СС, входившей в состав боевой группы «Эльстер».
В 2002 году в Польше на месте трагедии установлен памятник, на котором имеется надпись:
«2 февраля 1945 года гитлеровцы сожгли живыми в стоявшем на этом месте овине 32 воина 3-го стрелкового полка 1-й пехотной дивизии им. Тадеуша Костюшко, сражавшихся за возвращение Пястовских земель Родине-матери».
Выводы
Попытки латвийских властей вывести из-под действия приговора Международного военного трибунала 1946 года Латышский легион СС как целостную преступную группу не имеют под собой исторических или юридических оснований.
Во-первых, Латышский легион СС в широком смысле, согласно распоряжению Г.Гиммлера от 26 мая 1943 года, включал в себя все латышские соединения в составе войск СС и полиции, большинство из которых в тот период задействовались для осуществления нацистской оккупационной и истребительной политики.
Во-вторых, Латышский легион СС в узком смысле был сформирован на основе добровольных полицейских батальонов, которые в 1941-1943 годах участвовали в осуществлении холокоста и карательной деятельности на оккупированной германскими войсками территории СССР.
В-третьих, офицерский и инструкторский состав Латышского легиона СС соответственно на 90 и 60% состоял из добровольцев (за исключением призывников, получивших унтер-офицерские и младшие офицерские звания в ходе ускоренного обучения), часть из которых оставила кровавый след в составе различных подразделений полиции и СД, включая «команду Арайса».
В-четвертых, призывники первой-третьей мобилизации (март 1943 — январь 1944 г.) имели различные возможности уклониться от службы в дивизиях Ваффен-СС без угрозы для жизни: выбрать трудовую повинность или вспомогательные подразделения вермахта, а также просто уклониться от призыва, рискуя, как правило, небольшим наказанием — полгода лишения свободы.
В-пятых, подразделения 15-й и 19-й латышских дивизий Ваффен-СС эпизодически совершали военные преступления на территории России, Белоруссии и Польши в прифронтовой зоне.
В этих условиях Латышский легион СС подлежит признанию в качестве преступной группы в соответствии с приговором Международного военного трибунала.
Однако под исключения все же попадает отдельная категория лиц, служивших в легионе, а именно: насильственно призванные в рядовой состав в ходе четвертой и последующих мобилизаций (с февраля 1944 г., включая «тотальную»), ранее не поступавшие добровольно на службу в полицейские и иные карательные структуры нацистов и не совершавшие военных преступлений и преступлений против человечества в период германской оккупации, включая период службы в 15-й и 19-й латышских дивизиях Ваффен-СС.
На это исключение, предоставленное Международным военным трибуналом, могло претендовать менее половины личного состава двух дивизий.
По материалам журнала Исторических исследований
Александр Дюков , Директор фонда «Историческая память», член попечительского совета Ассоциации историков «Союзная инициатива памяти и согласия»
Владимир Симиндей, Руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память»
IMHOclub.by

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *